Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

bsm

Мой «Фантом» с звездою белой на распластанном крыле

Стырю, чтобы не потерялся, камент из Youtube (к исполнению песенки про "Фантом" ансамблем 36-й мотострелковой бригады).

"Valentin Prigarin
1 год назад
Песня (вернее сказать, «песенка») «Мой Фантом» была написана курсантами первого курса Армавирского Высшего Военного Кразнознамённого училища лётчиков ПВО Страны (АВВАКУЛ) в 1966 году. Она была написана коллективом «авторов» состоящим из 4-5 человек : Сани Шаршавова, Сани Монякина, Кости Колядина, меня и, возможно, ещё кого-то – сейчас уже не вспомнить. «Песняк» был написан после отбоя в казарме между вторым и третьим этажами за полчаса и, в первоначальном виде, состоял из двух куплетов :
«Мы бежим по огненной земле.
Гермошлем, защелкнув на ходу
Мой «Фантом» с звездою белой, на распластанном крыле,
С рёвом набирает высоту.
Вижу дыма черную черту.
Мой сосед теряет высоту.
Подо мною Эдвард с Бобом пронеслись на встречу с богом.
Ноль семнадцать вижу на борту.»
И это было всё – больше ничего не было, единственные куплеты. Среди «писателей» было три гитариста-любителя – Саня Шаршавов, Саня Монякин и Костя Колядин, и они всё это быстро перекатали в американский рок-н-ролл, название которого я забыл, поэтому не смог сейчас найти его в Ю-Тьюбе – но первоначальная мелодия «песняка» была именно той. Кто придумал остальные куплеты, мы, бывшие полвека назад курсантами, уже вспомнить не смогли, хоть и пытались – слишком давняя история…
О теперешних попытках оживить «одряхлевшую память» и вспомнить как всё было вы можете прочитать здесь :
http://avvakul.ru/forum/viewtopic.php?f=28&t=378&start=19240



Если что неясно, могу объяснить, что т.н. «понинцы» - это наша курсантская рота (впоследствии ставшая авиационным полком этого же училища). Называлась она так по имени командира роты по кличке «Пони».
Форумный ник «Мао» - это Славка Моисеев, «Бублик» - Володя Бублейник, «Aviator 46» - Виталик Макаров,
«ВАГ» - Валерка Горячев, «Грек» - Мишка Гречишкин, «Ходжа» - Саид Насретдинов, а «510-й» - это я (училищная кличка «Ван»). Все в прошлом офицеры и лётчики-истребители. Это я к тому, что врать мы не собираемся – рассказали, как было. Честно говоря, никто не думал, что песняк будет иметь столь долгую жизнь. Ведь это не «высокая поэзия», ….да и не «поэзия» вообще, положа руку на сердце. Поэтому я был очень удивлён, когда через десяток лет услышал её в электричке – какая-то компания пела её под гитару. Спустя ещё пару десятков лет, читая Пелевина («Омон Ра», по-моему) я нашёл кусочек «песняка» и там. ЗдОрово, подумал – ещё кто-то помнит. Потом увидел эту песню уже по телеку, году в 2002 в исполнении «Чиж и К», в документальном фильме «Вьетнам, секрет победы», ТВЦ. Там был, кстати, неплохой видеоряд – без фальшивки. Что означает, что там показали фейсецы сбитых американцев и самолёты именно Вьетнамской войны: их истребители F-4 Фантом и F-105 Тандерчиф, их же штурмовики А-4 Скайхок, А-6 Интрудер и А-7 Корсар, а также наши истребители МиГ-17 и МиГ-21 – всё нормально.
А то в некоторых роликах есть даже МиГ-15, которых уже давно не было, МиГ-23 и даже МиГ-29, до появления которых было ещё очень далеко. Если уж делать видеоряд, то лучше использовать то, что там на самом деле летало – это просто справедливо.
Самый забойный ролик со стареньким МиГ-17 – вот этот : http://www.youtube.com/watch?v=-uhvr7AKS1M&feature=related
Из училищных «гитаристов» никто профессиональным так и не стал. За одним исключением – Александр «Маршалл», хотя он учился значительно позже нас – лет на пятнадцать. Этот случай мне запомнился, так как его отец – Виталий Павлович Миньков был непосредственно моим командиром эскадрильи с 1969 по 1972 год (когда я сам был уже лётчиком-инструктором). Он был не просто комэском, а лучшим комэском в мире.
А если уж песняк считается «народным», что ж, пусть… Мы, «армавирцы» выпуска 1969, доживающие свой век и разбросанные по всему миру – от Канады и Калифорнии до Хабаровска и Норвегии, не возражаем, а даже наоборот, очень приветствуем. И спасибо тем, кто эту песенку ещё исполняет. Но, если хотите, можно упомянуть, что автором слов был, прежде всего, Саня Шаршавов (на одиночном фото), хотя придумывали её вместе человек четыре, как я уже рассказывал. Но Саня сразу после выпуска (марте 1970-го) погиб на перехватчике Су-9 на Севере – его нашли в Баренцевом море только через несколько недель после катастрофы – а в наш полк сообщили шифровкой. Отличный был парень.
Так что пусть уж будет автором он. И в память о нём, да и по праву...."



Фото с сайта выпускников АВВАКУЛ
bsm

А я не smoke

(вынесу пронзительный мемуар из каментов, а то опять забуду)

Лет в пятнадцать я начал роман «No smoking» (рассказ Кинга, помойму, на тот момент еще не читал). Действие происходило в преимущественно русскоязычной стране, которая при этом не была Советским Союзом (перестроечные времена, ага). Роман должен был задорно рассказать про военный переворот, который устроили некурящие, постреляв всех курящих. Мятежников за это раскатали танками, а потом выяснилось, что курящих герои не убивали, а усыпляли так, чтобы те просыпались некурящими. В эпилоге до полковника (подавившего мятеж и потрясенного открытием, что зря, оказывается), закурившего на автобусной остановке (!), докапывались ЗОЖ-гопники.
Собственно, кроме эпилога и первой главы так ничего и не написалось, а готовые куски сгинули всем на радость вместе с красной ледериновой папкой, в которую я бережно складывал ювенилии.
Был там, помимо забытого прочего, рассказ «Бронебойщик Киселев», про юного ветерана, поцапавшегося с мэром (не председателем горисполкома, действие-то тоже не совсем в СССР происходило) и явившегося в присутственное место с гранатометом.
Папочку я дал почитать старшим товарищам вместе со стопкой любимых заграничных рассказов в «Сельской молодежи» (про бойцового камышового кота-сотону! про дальнобойщика, который проучил дорожного инспектора, но погубил душу!! про индейца, спасшего переселенцев мясом из собственной ноги!!! про символическую логику убийства!!!!) — и товарищи благополучно посеяли и папочку, и стопочку.
Я ведь долго об этом жалел, а потом почти наглухо забыл и о потере, и о переживаниях.
Все к лучшему, в общем.

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

Н-нет, товарищ лейтенант, солёные огурцы добавлять мы вообще не будем

Неожиданно обнаружил отличного автора. Артур Кудашев, врач-нарколог из Уфы, по совместительству классный рассказчик и (что, впрочем, менее существенно) финалист боллитровых конкурсов.

Про девушку я тогда наврал. Не было у меня девушки. Девушкам, я заметил, не очень нравятся ребята с прозвищами «Жирбаза», «Жирный» или хотя бы «Толстый». А я был именно такой. «Жирбазой» я стал лет в шесть. Ещё в старшей группе детского сада. До «Жирного» дорос к третьему классу. К восьмому уважение окружающих ко мне достигло масштабов «Толстого» и на этом остановилось.
Через пять дней после мандатной комиссии я обнаружил себя на краевом сборном пункте, у витрины единственного на всё это учреждение продовольственного магазина. Я стоял и разглядывал содержимое стеклянной банки с наклейкой «Маринованные сливы» и всё никак не мог поверить, что это всё, что в этом магазинчике есть. Не мог поверить и всё.
Очень хотелось кушать. Хотя кушать мне хотелось всегда. Собранная родительскими руками еда в дорогу была съедена мной ещё утром. И я не знал, что мне делать. Я не понимал, как можно существовать без регулярной и вкусной еды.
Тогда из голодной растерянности меня вывело то, что мою команду, под номером, кажется, 160-А, как раз позвали на построение. Мы, а было нас человек сорок или около, расставились на плацу в три шеренги, в вытянутой друг от друга руке, сложив перед собой свои манатки и подставив майскому воздуху свои стриженные головы.
Седой военный комиссар сказал что-то про долг и про честь, а потом обошёл каждого и выдал каждому по три металлических рубля, говоря при этом что-то типа: «Счастливого пути!».
Старик-военный произносил это так, как будто желал нам приятного аппетита, но при этом выставлял в качестве угощения лишь три корки хлеба и прокисшее молоко.
Мы ехали в армию на поезде двое суток. Куда именно нас везут, нам не говорили. Сопровождали нас молчаливый офицер с погонами капитана и говорливый смуглый азиат с погонами сержанта.
– Чуморики будут чуморики, – рассказывал нам про армию сержант, – а пасаны будут пасаны.
Я не понимал, кто такие «чуморики» и кто такие «пасаны». На слух «чуморики» казались мне тогда чем-то вроде сухариков, а «пасаны» – круассанами.

http://www.hrono.ru/text/2010/kuda0310.php

Рассказ малость невычитан, и слог немножко похож на пелевинский, но для меня это не дисквалифицирующий признак.
Буду изучать дальше.
bsm

Прощайте, огромные боевые человекоподобные роботы

bsm

Честное слово-3

Лев Кассиль – один из основоположников, теоретик и пестун советской детской литературы, который, несмотря на плодовитость и разнообразие интересов, остался в общей памяти только «Кондуитом и Швамбранией». Это, конечно, правильно. Роман велик и как история грандиозного социального оверкиля, наблюдаемого детства чистыми глазенками, и как стратегическое хранилище мемов про вандалов, на которых набуты кандалы, «Если кит и вдруг на слона налезет, кто кого сборет?», «А наша кошка – тоже еврей?» или «Тиф разносит вша, точка и ша». Есть, правда, мнение (высказанное Борисом Стругацким), что нонешний «Кондуит» совсем не тот, так что читать следует сугубо довоенное издание. Но, боюсь, общественность проверить этот тезис так и не соберется.
У общественности вообще довольно расплывчатое представление о творчестве автора. Оно и понятно: по большому счету Кассиль был не столько писатель, сколько очень талантливый очеркист, чем и определялись его сильные и слабые стороны. То есть в малой форме он был очень силен и фактурен – спасибо газетным командировкам, краснофлотские и спортивные сборники читаются влет, несмотря на объяснимую засиропленность. Нанизывание эпизодов на общую фабулу уровень резко снижало (это видно даже во вполне пристойных «Дорогих моих мальчишках»). А попытки поддуть объем приводили к выгону дикого количества гладких, но не слишком нужных строк (см. роман «Великое противостояние»).
Предлагаемый довоенный рассказ относится к оптимальным образцам.
Collapse )
bsm

За костыли не отвечаю

С подачи юных коллег принялся вспоминать игры детства.
Помнится следующее.

I. С подручными средствами

1. Пробки.
Пластмассовые пробки от различных флаконов и бутыльков ранжируются по величине и крутости (король, султан, дамка, как пешки назывались, не помню - говорят, пустышки, я не уверен). Пробка зажимается между ступнями, выпускается в прыжке и летит в сторону пробки соперника. Попал - забираешь чужую пробку, не попал - ход переходит к сопернику.
Пробками можно меняться (по твердому курсу).

2. Банки (палки).
Смесь лапты и «городков» с элементами кендо.
Расчерчивается пять, что ли, линий (уровни солдат, сержант, лейтенант и т.д.), игроки с битами (как правило, из обрезанных хоккейных клюшек) наперевес выстраиваются на самой дальней, солдатской линии. Ведущий, тоже с палкой, пасется возле банки - мишени, в роли которой обычно выступал пол-литровый цилиндрический флакон из-под шампуня. Игроки по очереди швыряют биты. Задача игрока - сбить банку, добежать до палки, отлетающей фиг знает куда, схватить ее и вернуться на поле неосаленным. За это он переходит на следующую линию. Задача ведущего - поставить банку на место и осалить игрока, коснувшись палкой руки-ноги-туловища. Осаленный игрок занимает место ведущего. Касание палкой палки осаливанием не считалось, что позволяло игрокам отступать, фехтуя.
Травмоопасность игры дополнительно повышалась воплем «За костыли не отвечаю!» – если игроки успевали рявкнуть это в начале игры, они могли швырять биты хоть в ноги ведущему – тому оставалось только подпрыгивать или отбивать летящую биту своей. Если ведущий успевал проорать «За костыли отвечаете», целиться приходилось тщательнее – если бита задевала ведущего, бросавший занимал его место.

3. Марки (спичечные этикетки)
Тут все просто: играют два человека, у каждого, допустим, по 10 почтовых марок (спичечных этикеток, фантиков) одинаковой ценности. Игроки по очереди хлопают по марке ладошкой, сложенной ковшиком. У кого марка больше раз перевернется с аверса на реверс, тот ее и забирает.

4. Плитки.
Игра ведется мелкими керамическими плитками (сторона полтора см примерно), голубыми, белыми и бирюзовыми (самыми ценными), которыми в Набережных Челнах обделывались 9-этажки. Правила почти не помню, но вроде бы два этапа – закидывание плитки в лунку и расшибание плиткой столбика из таких же плиток. Если я правильно понимаю, абсолютный аналог игр с монетками эпохи 30-50-х (мы почему-то в жизни в монетки не играли).
В Свердловске вместо плиток использовались пуговки.

5. Ножички
Смутно помню только два варианта.
А) Кажется, называется «Земля» (сейчас бы назвали «Приватизация» или «Распил отката»). Игрок, стоя в начерченном лезвием круге, метает полностью раскрытый перочинный нож почти под ноги. Если нож втыкается, надо, не меняя наклона лезвия, чертить внутри круга линию, пытаясь захватить наибольший сегмент, за пределы которого заступать нельзя. Второй игрок может отчекрыживать от твоего сегмента сектора и куски в свою пользу. На последней стадии играть приходится стоя на одном носочке. Кто упал или коснулся ногой чужой земли, тот проиграл.

Б) Кажется, называется «Кораблики» (не уверен). Сложенный до половины перочинный нож втыкается в землю, игрок подбрасывает его, поддевая за кончик рукоятки. Если ножик, перекувыркнувшись, оказывается в той же позиции, дается одно количество очков (все позиции назывались по-военно-морскому: эсминец, линкор и т.д.), если встает на спинку, лезвием вверх – другое, если застревает черенком параллельно земле – третье.

II. Игры с мячом
1. Штандарт.
Ведущий, приговаривая «штандер-штандер-штандарт» бьет мечом о землю, последний раз особенно сильно, пока мяч на отскоке летит в зенит, народ разбегается, после этого ведущий хватает мяч и пытается осалить игроков.

2. Вышибалы
Ну, это все знают.

3. Хали-хало.
Ваще бабская игра.

4. Квадрат
Тоже, наверное, все знают: квадрат, поделенный на четыре квадрата (удобнее всего играть на крупных бетонных плитах), в каждом – игрок, задача – чтобы мяч улетел прочь не от тебя или твоей зоны, а от соперника.


III. Подвижные игры
Стандартный городской набор: догонялки, прятки, магнитик, "выше ноги от земли", «жопу к стенке», очень редко «казаки-разбойники».

IV. Настольные игры
«Чапаевцы» - перещелкивание шашками на выбывание. Особенно сложный вариант реализуется на доске с металлической окантовкой – шашки или не вылетают вообще, или вылетают по сложной траектории, часто в лоб игроку. Очень познавательно.

Дикий у нас все-таки досуг был.
Вспоминаю дальше.
bsm

Скорохват Покрышкин

Плагиат бывает разным, но таким идиотским - редко.
Участник Военно-исторического форума Мазила раскопал книжку Е.Полищука "Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!" По версии Мазилы, "первый роман о легендарном асе" представляет собой вольный пересказ книги Юрия Жукова «Один МиГ из тысячи», разбавленный жизнеописанием немецкого аса Хартманна. Это-то не чудо, чудо на стр. 384, где Полищук просто тупо передрал кусочек из романа Богомолова "Момент истины" - посвященный не бою, не стратегическому совещанию, а бытовой картинке с участием Таманцева. Collapse )
bsm

370-я пехотная дивизия "Единой России"

"Коммерсантъ" делает людей счастливыми.
Про затеянные журналом "Власть" тесты на русскость и ruсскость знают, наверное, уже все, про рекомендации по борьбе с каждой из соседних стран (запретить плов, переименовать финку, сделать Монголию эксклавом Татарстана) - многие. Но и газета не отстает.

5,36 КБ

В официальной символике партии «Единая Россия» (слева) при желании можно найти определенное сходство с эмблемой 370-й пехотной дивизии вермахта (справа)

Какой бывает нацистская символика
Борьба с нацистской символикой может быть затруднена тем, что руководители фашистской Германии любили разнообразные эмблемы, нашивки и значки. В результате кроме наиболее известных знаков – свастики, эмблемы СС, имперского орла и "мертвой головы" – существуют еще сотни символов, принадлежавших различным организациям и воинским соединениям гитлеровской Германии. Многие из них сейчас широко используются в России.
Так, современный российский флаг-триколор был изображен на шевроне 1-й Русской национальной армии, состоявшей из русских эмигрантов и пленных и воевавшей на стороне Германии. Андреевский флаг есть на эмблеме Русской освободительной армии – так называемых власовцев. Символ российской государственности – двуглавый орел – похож на эмблему 21-й пехотной дивизии СС Skanderberg.
Очень популярным символом в армии нацистской Германии был медведь. Collapse )
bsm

Жертвоприношение

В результате вспомнил, что я писал про это без малого 6 лет назад.

Если отвлечься от частностей, то гибель атомной подводной лодки "Курск" была жертвоприношением - в самом примитивном, ритуальном смысле этого слова.
Несколько лет подряд флот тщательно лишал себя всех спасательных возможностей. Система отношений с внешним миром, исключающая оперативное вмешательство сторонних спасателей, была выстроена уже давно. После этого осталось только минимизировать ресурсы жизнеобеспечения на каждом подводном корабле - и дожидаться катастрофы.
Результату позавидовал бы самый отмороженный сатанист. Стратегический объект, один из столпов российской обороны, затонул в приличную для Севера погоду недалеко от берега на глубине, в полтора раза уступающей длине самого "Курска" - и был обречен на страшную смерть, хуже которой было только ее затянувшееся ожидание.
Кому конкретно была принесена жертва - военно-морской гордыне, званию сверхдержавы, финансовым интересам Минобороны или влиянию Пентагона, - Россия не узнает. Чем знать такое, лучше сразу в стену головой. Но все прочие объяснения лживы или несерьезны.
Адмиралы особенно отчаянно цепляются за версию, оправдывающую, по их мнению, все и всех: причиной гибели "Курска" стало столкновение с чужой субмариной. На самом деле эта идея ставит размашистый андреевский крест на ВМФ и армии: если атомный ракетоносец, один из лучших на флоте и с едва ли не лучшим экипажем, не может уклониться от удара с чужим судном, а затем абсолютно не может выжить, то он никак не способен быть защитником Родины. Следовательно, и прочие защитники по определению не могут защитить ни Родину, ни себя. А Родина, в свою очередь, не способна спасти своих сыновей. И потому наваливает горы вранья, от которого всем только хуже.
Чтобы успокоить общественность, адмиралы сначала врали, что воздуха им хватит до 25 августа. Потом, спохватившись, заявили, что, наоборот, все подводники умерли в первые часы катастрофы.
Но было поздно: как минимум половина родствеников погибших поверила, что их пацаны в подводном аду еще дышат, и будут дышать несколько суток - ведь если погиб почти весь экипаж, неизрасходованный воздух приходится на долю нескольких человек. Которых руководство флота и страны продолжает убивать своим бездействием.
Объективных причин для того, чтобы думать иначе, нет. За последние дни размер полноценной информации, которой располагали поисковики, не изменился совершенно: обстукивание корпуса и срыв верхнего люка, сквозь который то ли видно, то ли не видно одно тело - очень слабый повод для списания всего экипажа. Впрочем, властям его хватило.
Обозреватели в один голос называют трагедию "Курска" сильнейшим ударом по Владимиру Путину. Это не совсем так. Если оставить в стороне мучительное чувство стыда, которое будет терзать Президента, пока он не забудет сочинских каникул 2000 года, то прочие минусы легко оборачиваются плюсами.
Самая задранная динамика роста общественной неприязни к власти все равно будет несравнима с ельцинскими временами. Зато Путин сможет проводить любые жесткие решения без оглядки на притихших фанатов.
При этом Президент, допустивший страшную гибель экипажа, но решивший не сдавать руководство Минобороны и ВМФ, не потеряет, а нарастит поддержку самых преданных своих поклонников - военных. Потому что к расходу живой силы они привыкли. А к тому, что из них не делают крайних при каждом удобном случае - еще нет.
Наверняка любовь эта усилится после того, как глава государства заявит, что финансирование армии по остаточному принципу приводит к жутким трагедиям и ставит под угрозу существование страны как таковой. Вслед за этим военным пойдут вполне серьезные деньги. И ни один пацифист не решится этому возражать, иначе справедливо прослывет тварью безнравственной.
А может, и не прослывет. Потому что со времен Иммануила Канта, восхищавшегося звездным небом и нравственным законом, многое изменилось.
Категорического императива больше нет.
Звездное небо рассыпалось по черным погонам моряков, упокоившихся на сотню метров ниже уровня Баренцева моря.
А нравственный закон внутри нас, приведенный в соответствие федеральному законодательству, умер от удушья.

25 августа 2000 года