Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

bsm

“Бес названия”

К.А.Терина

Мальчик в ночном метро осторожно, но бесповоротно меняет чужую жизнь, которая могла кончиться – а теперь вот только начинается.
В третий раз читаю этот рассказ и в третий раз радуюсь. Он сделан по всем правилам «Рваной грелки», что сбила нюх очень многим талантливым ровесникам автора – но, к счастью, не автору. Грелочные правила выдрессировали кучу МТА, обучив их с жабьим хладнокровием и механистической точностью замешивать нужных героев в нужный набор эпизодов, и выпекать горы фальшивых игрушек. У К.А.Терины тоже все нужное и на месте – но ум живой, сердце горячее, а игрушки не фальшивые. Редкость и радость.

Перевалили за середину: отзывы жюри на шестой (и самый короткий) из десяти номинантов здесь

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

“Анизотропное шоссе”

Павел Дмитриев

Современный студент, попавший в Ленинград второй половины 20-х, быстро переходит от наполеоновских планов к попыткам уцелеть.
Идея ревизии попаданческого жанра, быстро превратившегося из игры живого ума в бесконечный реваншистский бред, не слишком свежа (угодившие в прошлое герои позднесоветских повестей Сергея Абрамова и «Тьмы Византийской» Александра Говорова стремились не столько преподать вождям и императорам науку побеждать, сколько тупо выжить) – но сегодня на уровне концепта выглядит назревшей и благородной. Реализация, к сожалению, оказалась средненькой: антигероический попаданец Дмитриева чуть живее и реалистичнее стандартного айтишника или спецназовца при дворе Иосифа Виссарионовича, но в остальном «Анизотропное шоссе» отмечено теми же несовместимыми с литературной жизнью травмами, что и стандартная попаданческая графомания: это вялый перегруженный дидактикой и ТТХ сериал, который скверно написан («Результат стараний по повышению комфорта не замедлил воплотиться во вполне материальный объект», «Страшно – уж очень противоречивая о них репутация сложилась в 21-ом веке», «Экономия мигом отправила чувство голода в далекое, слегка эротическое путешествие. Положив роскошную обложку тисненой кожи с одиноким желтым листочком отпечатанных на пишмашинке расценок обратно на стол, я тихо смылся в шумную суету перрона…»).

Полный комплект рецензий членов жюри премии «Новые горизонты» здесь

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

“Фаталист”

Виктор Глебов

Григорий Александрович Печорин, прибывший в Пятигорск, сражается с зомби и призраками.
Неудачная попытка мэш-апа, выполненная графоманскими средствами: «В голову Печорину пришло, что где-то там, в пучине, обитает нечто, встретиться с которым ему хотелось бы меньше всего.» Но он, увы, все-таки встретился с автором «Фаталиста».
Корявый трэш вполне вписывается в логику древнего анекдота: подобно тому, как поручик Ржевский безуспешно пытался воспроизвести изящный каламбур, Виктор Глебов попробовал на горе (Машук) всем буржуям выложить слово «пожар» из накромсанных кусков романа Лермонтова – но «Р» выпала, а буквы поменялись местами.

Рецензии других членов жюри премии «Новые горизонты» здесь

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

«Забвения»

Илья Боровиков

Счастливый функционер Прокоп внезапно вываливается из утопического оазиса в окружающую адскую антиутопию и становится живым миноискателем одичавшего лесного племени.
«Забвения» были бы вполне уместны в томике с названием типа «Нефантасты в фантастике». В таких антологиях, призванных выгодно оттенить разгул НФ-серий, маститые прозаики полвека назад пытались преподать достойный урок отвязным бороздителям космических просторов. Получалось неловко.
Похоже, Боровиков, как и те мастера культуры, искренне изобретал велосипед, не подозревая, что все остро взволновавшие его темы давно закрыты – Стругацкими (в ассортименте «Улитка на склоне», «Обитаемый остров», «Второе нашествие марсиан»), Лукиным («Сталь разящая») и Крапивиным (Корнелий из повести «Гуси-гуси, га-га-га» похож на Прокопа просто пугающе). Иначе объяснить почти святую простоту и страстность, отличающие «Забвения», тяжко. Будь слог полегче, а герой помоложе, роман напоминал бы стандартную янг-эдалт дистопию – как известно, YA как жанр именно что пережевывает НФ-стандарты золотого века под новое не знакомое с ними поколение. При этом современный YA вдохновляется англо-американскими и немножко советско-китайско-корейскими образами тоталитаризма, а Боровиков нашел дополнительный упор в немецко-фашистском секторе – но даже это сближает «Забвение» с советской классикой типа «Попытки к бегству», почти дословной цитатой из которого украшен финал «Забвений».
Правда, все перечисленные книги отличает кристальная ясность и почти чеканный слог, а Боровиков увлечен натужным выдуванием рыхлых словесных конструкций. Странно все это, в общем.

Рецензии других членов жюри премии «Новые горизонты» здесь

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

Мотив наказания определяет особенности характеристики героя

Вузовские СМИ наносят двойной удар.

В молодежном интернет-журнале МГУ «Татьянин день» вышла рецензия Дарьи Куликовой «Реквием по эпохе. «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина»:
«Роман честный и страшный, трагичный и в то же время комический, местами циничный, иногда тошнотворный… Он как кусок льда, режущий и обжигающий пальцы.
Язык ― колкий, лишённый эстетизма. Автор имитирует стиль героев, используя сленг, бранные слова и непечатную лексику. Повествование ведётся попеременно то в третьем лице, то от лица главного героя ― восьмиклассника Артура Вафина. Сюжетные линии других персонажей так или иначе связаны с ним: отец ― специалист на передовом заводе; молодая учительница немецкого языка, приехавшая в Брежнев по распределению; демобилизованный солдат-афганец, ставший наставником Артура в пионерлагере. Как и многим, родителям Артура некогда заниматься воспитанием подросшего сына, и они обычно в лагерь берут ему путевку на все время каникул, чтобы он был под присмотром. Правда, «присмотр» не всегда идёт на пользу.»

Одновременно «Вестник Российского университета дружбы народов» опубликовал грандиозную статью (доступна в формате PDF) профессора МГПУ Татьяны Колядич «Мотивы преступления, вины и наказания в романе Ш.Идиатуллина «Город Брежнев»»:
«Сюжетная концепция романа основывается на сочетании ряда мотивов, композиция проявляется через выстраивание разных мотивов и переход от одного мотива к другому. Доминантные мотивы преступления и вины являются структурообразующими, мотив наказания определяет особенности характеристики героя.
Рассматривая последовательно построение романа, замечаем, что он имеет замкнутую структуру, о чем в первую очередь свидетельствует заглавный комплекс, указывающий на основную тему, раскрываемую в ходе повествования. Структура романа построена традиционно, основное действие начинается с «Пролога» и завершается «Эпилогом». Однако на самом деле устройство произведение более сложное. Авторское описание отведено на второй план, повествователи — различные герои. В основных главах действие ведется от лица главного героя, мальчика Артура. Поэтому прежде всего описываются его реакции, точки зрения, размышления.»

Спойлеры, понятно, составляют значительную часть работ, так что тем кто книжку не читал, но собирается, лучше по линкам не ходить.

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

"Ощущение хрупкости жизни накануне тотального слома"

Выдержки из нескольких отзывов на "Город Брежнев"

17862661_1010488829053286_6832653026209349938_n
Картинка для привлечения внимания из инстаграмчега любимого издательства "Азбука"

Митя Самойлов, проект Culttrigger
Странны дела твои, Брежнев
"Один из ключевых моментов романа, вобравший в себя всю реальность советских 80-х, данных всем нам в ощущениях, когда избитого героя приводят в УВД для дачи показаний и последующей отсидки.
«Коридор был обыкновенным, скучным и плохо освещенным длинными жужжащими лампами. Сюда бы пару топчанов или блочок сцепленных кресел с откидными сиденьями — получится стандартный коридор поликлиники, комитета комсомола или любого другого учреждения…».
Это наш культурный код, то, что объединяет нас четвертый десяток лет на циклопическом пространстве всей России — коридор любого учреждения с одинаковыми креслами, дверями, обитыми дерматином, и лампами дневного света.
Наш общий родовой путь, конечно, должен быть проанализирован, и, замечательно, что сделал это талантливый и обстоятельный писатель."

Нина Батхен, "ПитерBook"
Производственный романс
«Достоверность происходящего поражает. Автор в точности воспроизводит мельчайшие детали — марки кассет, цену джинсов, выдачи по талонам и порядки в общежитии. Он словно бы помнит вкус советской колбасы и дефицитных апельсинов, запах сигарет «Родопи», дешевой водки и бедности, заживающие синяки и сбитые в кровь костяшки. Он заглядывает в самую темную глубину души персонажей — и позволяет читателям это видеть. Отдельно хочется отметить необыкновенное для современной прозы целомудрие Идиатуллина — и эротические сцены и убийства, и драки воссозданы тактично и деликатно, без лишних подробностей и отвратительных деталей, отвлекающих внимание от повествования».

Федор Крашенинников
"Но самое интересное ощущение у меня вот какое. Автору удалось описать словами это вот ощущение хрупкости жизни накануне тотального слома."

Елена Яковлева
"Я думала, что забыла весь этот жуткий сленг и то, как чудовищно трудно было быть подростком там и тогда. Особенно там и тогда. Но нет, все вспомнила, загривком почувствовала. До самых мелких мелочей. Спасибо тебе, дорогой Шамиль, что ни одной фразой не приврал и не приукрасил."

Кирилл Бухарин
"Отличный триллер От Шамиля Идиатуллина. 1983 год, Набережные Челны <Брежнев>, быт, описанный с тщанием и пониманием - ни чернухи, и соплей по прекрасному прошлому."

Людмила Лышкова
"Очень долго читала. Сразу проглотить такое невозможно. Автору большой респект. Все герои живые, настоящие, как и ушедшая эпоха великих строек, социализма еще без человеческого лица, а потому еще верящего в светлое будущее. Которое у нас никак не построить."

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

«Город Брежнев»: фрагменты и отзывы

По просьбам трудящихся скучкую публикации, накопившиеся в связи с выходом романа «Город Брежнев».

IMG_20170225_225707_HHT

В сети доступны три фрагмента.

Пролог книги (с увесистым представлением) опубликован на портале «Инде».

Четвертая глава из четвертой (потому что это красиво) части романа выложена в электронной газете «Реальное время».

Четвертую же главу, но пятой части (в которой повествование не идет от лица подростка, как в двух предыдущих отрывках), а также агромадное интервью опубликовал портал chelny-biz.

Кроме того, вышли рецензии в «Медузе», в ТАСС — ну и в "Горьком", конечно.

Добрые други опубликовали читательские отзывы: вот это первый, а вот второй.

Книга, насколько я понял, уже продается или вот-вот начнет продаваться более-менее везде (кроме «Лабиринта», с которым ряд издательств, в том числе любимая «Азбука», к сожалению, сотрудничать перестал).

Про начало продаж электронной версии новостей пока нет — как только появятся, сообщу.

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

«Будет сладко и стыдновато щемить сердце на каждой странице»

«Если вы родились между 1968 и 1982 годами, если словосочетание «субтитры Ээро» звучит для вас как пароль и если вы успели побывать пионером (окей, хотя бы октябренком), приготовьтесь к тому, что у вас будет сладко и стыдновато щемить сердце на каждой странице. Если же вы родились раньше или позже, тоже не отказывайте себе в удовольствии отправиться на предложенную Шамилем Идиатуллиным экскурсию — не всякий день удается прогуляться по Атлантиде с гидом высочайшей квалификации.»

Первый отзыв на «Город Брежнев» — и сразу ах какой просто.
(Книга выходит в конце февраля)

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

"Такое тяжёлое для восприятия произведение не для развлекательной книги"

Хоррор-общественность читает антологию "Хеллоуин", делится впечатлениями и впроброс выдает исчерпывающую характеристику творчества, жизни и судьбы старика Измайлова:
"Рассказ Наиля Измайлова «Обмен веществ» оставил двойственные впечатления. Работа не плохая, но слишком заумно написано. Сюжет перескакивает с одного на другое, сумбурно. Только в финале становится понятно, что к чему. Такое тяжёлое для восприятия произведение не для развлекательной книги."
bsm

"Счастливый дом" (1976)

Борис Ряховский

В детстве Колякин сходил в Казахстан за коровой - родители, понятно, с собой взяли, - и попал на гуляние в полнеба: вся деревня пекла пироги, пировала, угощала всех подряд, плясала и пела прямо на околице, а прохожим объясняла, что никакой это не праздник, каждый день у нас так. Колякин вырос, выучился на плотника, схоронил родителей, продал дом, сунул четыре тысячи в пиджак, заколов тремя булавками, сложил инструмент в рюкзак - и отправился жить в Казахстан, в деревню, где каждый день пекут пироги, угощают прохожих, пляшут и беды не знают.

55310

Ряховский - автор культовой юмористической повести "Как Саушкин ходил за спичками", известный также как автор литосновы и сценарист соловьевского фильма "Чужая Белая и Рябой". Фильм я смотрел, конечно, а Ряховского не читал вообще - и за эту повесть с благостным названием, вялой обложкой в стилистике облегченного производственно-бытового соцреализма и аналогичной аннотацией ("Повесть о приключениях отряда гидрогеологов, который ищет воду в казахстанской степи") взялся случайно. Через пять минут я бегал, подвывая от восторга, и мучил домашних чтением вслух.
"Счастливый дом", с одной стороны, вполне традиционен и немножечко похож на многое - шукшинский чудик в повести Коваля про нераспаханную целину, грубо говоря. С другой стороны, Ряховский пишет крепко, оригинально, дико смешно и очень оптимистично, так что за героя повести не очень пугаешься - хотя Колякин прилагает для этого максимум усилий. Принял продавца арбузов за встречающего с сувениром - еле ноги унес. Хромого сайгака вылечил - тот пиджак с деньгами уволок. Скандальной тетке помочь пытался - шкаф ее с балкона грохнул. Ну и так далее (далее, если что, пожар, засуха, смерч, счастливые встречи, приведение в исключительно неудобное положение каждого встречного, грустные расставания, ночные погони, гонки на ишаках и "кукурузниках" - и чего только не). Но Колякин не только неугомонно упертый - он еще неугомонно добрый. Поэтому вся степь со стоном ржет над ним только поначалу - а потом примерно в том же составе гоняет от горизонта к горизонту, чтобы найти разобиженного на весь свет Колякина и уболтать дурака такого остаться здесь - с прибалдевшими гидрогеологами, неуловимым сайгаком, кусачим щенком, млеющей скандалисткой - и счастливым домом.
Уболтает, поди.
Соберу-ка я всего Ряховского.