zurkeshe (zurkeshe) wrote,
zurkeshe
zurkeshe

Categories:

Вместе с выцветшими красками

Стартовала новая атака на дом Яны Дягилевой: на сайте Госинспекции по охране объектов культурного наследия Новосибирской области появился «акт государственной историко-культурной экспертизы выявленного объекта культурного наследия» на 317 страницах.
Эксперт А.Ф.Мартынов, найденный аж в Иванове, как и предполагалось, не обнаружил «той особой исторической, архитектурной, научной, художественной или иной значимости», которая позволяет воссоздать или сохранить дом Яны Дягилевой в качестве памятника или музея (на чем давно настаивают новосибирские активисты). А.Ф.Мартынов, судя по приведенным им в начале акта сведениям, по образованию инженер, специализирующийся на электроприводах и автоматике промышленных установок. В качестве «эксперта по проведению государственной историко-культурной экспертизы» он был аттестован 17 июля 2019 года — через 9 дней после того, как приступил к указанной экспертизе.
Я не инженер и тем более не аттестованный эксперт по экспертизе. Но хотел бы обратиться к Новосибирской Госинспекции по охране объектов культурного наследия как журналист, писатель, гражданин, а также поклонник творчества Яны Дягилевой с 30-летним стажем.
Не позвольте снести дом Янки.
Яна Дягилева прожила всего 24 года, большей частью в этом самом одноэтажном деревянном доме на две малюсеньких квартиры с печным отоплением и без подвала. Здесь, в квартире №2 общей площадью 27,8 м, она существовала с рождения, здесь она писала песни, принимала друзей, включая Александра Башлачева. В этом доме Яна Дягилева стала той Янкой, которую мы знаем, уникальной личностью, поэтом и музыкантом, умудрившимся вплести в высокую нонконоформистскую поэзию вполне глобальные рок-мотивы и глубинно русский бабий плач.
Янка прославила Новосибирск, Сибирь и Россию. Ее творчество стало национальным достоянием. Ее песни до сих пор любят, цитируют и исполняют в общагах, на кухнях и в концертных залах, причем не только в России (см. альбомы и концерты Пелагеи, Алины Симон и Massive Attack).
Тот грустный и нелепый факт, что в Новосибирске до сих пор не все понимают или не хотят понять, чем была Янка для всех нас, всего лишь доказывает правоту трюизма про пророка в своем Отечестве. Между тем, текущую ситуацию емко и разносторонне описывает едва ли не любая наугад выдернутая из Янкиных альбомов строчка — от «Не положено» и «Дом горит, козел не видит» до «Продана смерть моя» и «Может, простят».
Музей Яны Дягилевой может и должен стать памятным местом и одним из культурных и, прости Господи, туристических центров Новосибирска. Застройка на месте дома Яны Дягилевой будет символом несмываемого позора.
Пожалуйста, не сносите дом Янки.

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
Tags: Янка, памятник, панк-рок, поэзия, рок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments