November 12th, 2019

bsm

«Горный цветок» десятилетней выдержки

Рассказов я, как правило, не пишу, а вот как исключений уже поднакопилось, пушто я мягкий и азартный, соответственно, меня иногда получалось уломать или взять на слабо.
Именно со слабом, как известно всем троим интересующимся, связан самый мой издаваемый и нелюбимый широкой публикой рассказ «Обмен веществ». Слабо называется «Рваная грелка» и до сих пор остается довольно популярным среди литературоцентричной и фантастиколюбивой общественности конкурсом, в рамках которого надо быстро-быстро написать рассказ на только что заданную тему. Печальный (см. оценки и отзывы на «Обмен веществ», например, на «Фантлабе») опыт нафигачивания рассказа за ночь меня, ясен пень, ничему не научил, и следующей весной, в апреле 2009 года, диавол и коварные друзья снова попутали старика. За полночи (называется «сел главку дописать») старик настучал два рассказа на заданную Борисом Стругацким тему «В надежде славы и добра» — подчеркнуто неформатных, ни на что не претендующих (и, само собой, совершенно не попадающих в тему, которую я просто не понял в силу малообразованности и слабой памяти).
Первый рассказ, «Горный цветок», братья по разуму безошибочно классифицировали как тягомотный поток сознания, второй, «Принцесса это праздник», — как веселую погремушку, которых грелочники вообще-то истребляют. Несмотря на это (и мои уговоры не голосовать из жалости), погремушку двинули в индивидуальный топ два человека, тягомотину — аж три. На том всё и успокоилось. А главку я дописал — и через пару месяцев завершил «СССР™».
А рассказы свои любил по-прежнему — и не только потому, что родные, чать.
Прошло 10 лет.
В ноябре 2019 года «Горный цветок» дождался официальной публикации — в электронном литературном журнале «Лиterraтура».
(Вычеркнута шутка про счета из прачечной Ст.Кинга).

«Мастерски исполненный рассказ в жанре чувственного монолога от Шамиля Идиатуллина. Рассказчица, от лица которой Шамиль ведет повествование, изящно держит интригу, выдавая происходящее порциями, и подводит читателя к поражающему финалу,» сообщает редактор отдела прозы Женя Декина. Во-от. А вы говорили, Василий Иваныч.
Ура.

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }
bsm

«Что ждёшь, то и читаешь»

Парный сеанс последующего разоблачения старика Идиатуллина будет вечным!

К сожалению, от участия в дискуссии уклонился гулявший рядом сквозной герой ААААА, но его роль перехватил и блестяще исполнил надежнейший ЕЕЕЕЕ.

Трагедия в четвертом диалоге
Действующие лица:
ВВВВВ — писатель
EEEEE — независимый критик

EEEEE Важный признак живого — бескорыстность и увлечённость. «Челтенхэм», к примеру, вещь многим неинтересная и в большей части не сильно умелая, но живая, потому что сделана с видимым увлечением. Книги Скоренко, Кузнецова, Дмитрия Казакова, последний роман Идиатуллина, «Вьюрки» Бобылёвой — сделаны на разных уровнях умения, но одинаково вымучены. Там есть живые места, но в целом — это мёртвые конструкции.

BBBBB Тсс, я щас буду Бывшая Ленина читать

EEEEE Местами там смешно.

BBBBB EEEEE лучше первого Убыра я у автора ничего пока не читал, все остальное сильно хуже ( так что особых надежд не питаю

EEEEE «Город Брежнев» на высоком уровне сделан (за вычетом пионерлагеря и финального твиста).

BBBBBEEEEE там словно два или даже три человека писали (

EEEEE Есть такое. Самые сильные страницы о сталелитейном производстве.

BBBBB EEEEE беда автора в том, что он пишет на публику. Что ждёшь, то и читаешь

EEEEE В ГБ иногда удивлял. В БЛ увы.

BBBBB Двадцать страниц спустя — по-моему, я зря трачу время и все это уже читал в несколько лучшем исполнении

EEEEE В конце первой главы Митрофанов идёт за выпивкой, не зная, что магазин её ночью не продаёт. Зато он там встречает бабу с работы, и между ними начинаются отношения. Отношения — это, собственно, самое интересное, что есть в книге. Их там, правда, немного и они все из пальца высосаны.

Занавес

В предыдущих сериях:
Диалог первый
Диалог второй
Диалог третий

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }