September 15th, 2014

bsm

Дик и несколько изборщен

Фрагменты романа Филипа К.Дика "Eye in the Sky" в оригинале и в неоднократно издававшемся переводе А.Русина:

1. He brightened; enthusiasm returned.
Лицо озарилось огнем энтузиазма, глаза победно заблестели. Со стороны, впрочем, могло показаться, что доктора на пару секунд окунули лицом в начинающий закипать борщ.

2. Edwards demanded.
Полковник аж потемнел лицом, словно кактус, в который впрыснули шприцем чернила.

3. Embarrassed, Edwards began to bluster.
Эдвардс, как гимназистка, у которой неожиданно лопнула на трусах резинка, покрылся красными пятнами.

4. His gray, hard eyes begged to apologize.
Его глаза, больше похожие на медные пуговицы от мундира, просили о снисхождении.

5. A few forms rattled in surprise
Несколько бумажек, словно стайка испуганных птиц, взлетели в воздух…

6. The meeting was breaking up; the conference on Hamilton’s clearance was over.
Остальные чиновники зашевелились, как болотная ряска под сапогом. Стали тоже подниматься и тянуться к выходу. Разбирательство по делу Гамильтона закончилось.

Ну и так далее. Улыбка Боромира, в общем. постепенно заполняла все небо.

Обнаружено фантлабовцем Бексултаном, взято отсюда: http://fantlab.ru/forum/forum14page1/topic1483page186
bsm

Опять нетвиты

Не знаете, что делать с синицей? Успокойте себя тем, что с журавлем хлопот было бы куда больше.

Владимир Мономах, ветер северный.

Цой наш, говорит, гвинейский, говорит, жив.

Мои вкусы узки и невкусны.

Easy writer.

В споре рождается и стена.

У мужчин своя тайна, одна на всех, и большинством хранится под спудом на зависть любой женщине. Тайна называется "кубики пресса".

Я подумаю об этом по-3-g.

За успешное выполнение особого служебного задания и проявленные при этом самоотверженность и воинскую смекалку старшему лейтенанту Кириллу Казанцеву досрочно присвоено звание капитана.

Счастье есть? А еси найду?
bsm

Светло-коричневая чума

Факт, оказывается, широко известный, а я вот только сейчас узнал - и бегу рассказывать.

В отечественном фильме "Собака Баскервилей" сэр Генри в исполнении Никиты Михалкова откровенно жовиален, эксцентричен и глуповат, грядущий Бесогон как есть. Яркий типажный пример вмонтирован в первую же сцену с участием героя - ну все помнят, про ботинки:
«Сэр Генри: – Нет, вы не подумайте, что мне жалко, джентльмены. Просто я только вчера купил их на Стрэнде и даже ни разу не успел надеть.
Ватсон: – Вы выставили за дверь новые ботинки?
Сэр Генри: – Нет… Они были просто светло-коричневого цвета. Я не очень люблю этот цвет, и поэтому оставил там записку, чтобы их помазали чёрной ваксой. Ну, чёрные чтоб были.
Ватсон: – Но почему вы не купили чёрные ботинки?
Холмс: – Почему, сэр Генри?
Сэр Генри: – А… А… Что в этом странного? К чему вы клоните? Что вы хотите этим сказать, доктор Ватсон? А?»


В классическом переводе Волжиной 1948 года странность такого поступка не выпячивается, но и не скрывается:
«- Вы отдали чистить новые башмаки? Зачем же это?
- Они светло-коричневые. Поэтому я велел почистить их темной ваксой.»


Первый русский перевод Ломиковской (1902 год) вовсе отказывает сэру Генри в чудаковатости, хотя без ваксы обойтись не может:
«- Если вы ни разу не надевали этих сапог, то зачем же вы их выставили для чистки?
- То были дубленые сапоги, и они не были покрыты ваксою. Вот почему я их не выставил».


А вот сэр Артур, который Конан Дойл, смог. Оригинал цитируемого фрагмента:
«"If you have never worn them, why did you put them out to be cleaned?"
"They were tan boots and had never been varnished. That was why I put them out."»


Словом, истинный сэр Генри оказался не забавником с причудливым отношением к фактору цветовой дифференциации, а вполне разумным господином. Но реабилитации в русском смысловом поле он дождался лишь сто с лишним лет спустя после рождения на свет: лишь с этого года в русских переизданиях (одном подарочном и одном электронном ) диалог дается в корректном виде и с поясняющей сноской:
«– Вы отдали чистить новые башмаки? Зачем же это?
– Они были из дублёной кожи и нуждались в полировке*. Вот почему я их выставил.

* Ботинки сэра Генри были жёлто-коричневого цвета, сшиты они были не из лакированной кожи, а из обычной некрашеной телячей кожи красного дубления (из опоека или юфти), которая с гладкой внешней стороны обладала матовой поверхностью. Поэтому для придания ботинкам блеска требовалась полировка. Чаще всего ботинки имели лакированный носок и опойковый или даже лайковый верх – возможно, такие ботинки не полагалось лощить целиком, оставляя контраст между сверкающим носком и матовостью остального ботинка.»


Жалко, конечно.