March 3rd, 2014

bsm

А так - нет

"- Ричард, вы представляете, что такое коммунальная квартира? - спросил Магдиев.
Кармайкл немного послушал мычание переводчика, потом признался, что нет.
- Я думаю, что, действительно, не представляете, как несколько семей могут жить в одной квартире, - начал Магдиев, осекся, бросил вороватый взгляд на заметно поплывшего собеседника, секунду помолчал, что-то лихорадочно придумывая, и сказал: - Нет, давайте так. Представьте, что вы в студенческом общежитии делите комнату с другом, даже с братом - с двоюродным.
Кармайкл с явным облегчением согласился представить эту замысловатую картину. Похоже, он был готов представить что угодно, лишь бы не возвращаться к щекотливой теме совместного проживания нескольких семей.
- И однажды, Ричард, - постепенно увлекаясь, давал вводную Танчик, - вы с братом начинаете ссориться - из-за места у окна, или кто дежурит, или из-за книги.
- Или девушки, - подсказал Кармайкл и снова осекся.
- Или девушки, - согласился Магдиев и заулыбался, как дурак. - Так ссориться, что доходит до драки. А брат здоровый, гад, и может тебя порвать как "Комсомольскую правду". Но ты знаешь, что если поддашься сейчас, все, жизни не будет - всегда придется посуду мыть и своих девушек отдавать. И начинаешь биться, tege... Сильно.
Магдиев слегка повел кулаком, показывая, насколько сильно следует начинать биться, и нарушил тщательно выстроенную перспективу кадра - кулак Булкина оказался размером с полголовы Кармайкла. А тот еще слегка съежился, подаваясь в сторону от столь убедительной иллюстрации.
- В общем, брат видит такое дело, и драку прекращает. Ничья. И приходят соседи. Они, пока вы ссорились, вокруг бегали, кричали "Прекратите", водой вас обливали. А теперь, когда все утихло, пришли толпой в вашу комнату, загнали брата под кровать, и говорят тебе: а ты под свою полезай. И теперь, говорят, мы будем вам, глупым таким, говорить, кому когда посуду мыть и кому когда девушку любить. Я так считаю: брат дурак, что под кровать полез. Но это его дело, его кровать и его жизнь. Я не вмешиваюсь. Но сам под кровать не полезу. И незваных гостей в свой дом не пущу. Иначе это не мой дом будет. Через мой труп - пожалуйста, а так - нет.
Повисшей паузе позавидовали бы Василий Иванович Качалов и его знаменитая собака Джим. Летфуллин тихонько оглянулся на традиционно скучного Гильфанова и показал Магдиеву большой палец. Тот не увидел, потому что смотрел на собеседника. Собеседник немного растерянно улыбнулся, потер ладошки и сказал:
- Но это же миротворцы.
- У нас им творить нечего, - ответил Магдиев."

Прошу прощения за самоцитату.