February 4th, 2014

bsm

"Вий" считаете, да, я считаю

Наше кино потихоньку учится отбивать передутые бюджеты и оживлять долгострои. Судя по старту и неплохому "сарафану", мегадолгострой "Вий" имеет все шансы отбиться - хотя казалось. Фильм, напомню, был затеян в 2006 году, на полдороге брошен и заново переснят в 3D, бюджет составил $26 млн. Кинозатраты, как известно, компенсируются лишь вдвое большими сборами (половину денег забирают кинотеатры), а пока рекорд российских сборов держится на $51 млн - благодаря "Сталинграду". В первый уикэнд "Вий" обогнал рекордсмена. Приятно удивлен (но сам смотреть, похоже, не буду, хехе).

Текст о первых сборах фильма: http://kommersant.ru/doc/2398998
bsm

Трудно было отказаться от насмешки над «избранничеством»

Полтора года назад журналы били по "Убыру" дуплетом. Тактика оказалась долговечной: первый в этом году номер "Невы" вдарил по роману с двух стволов.
"Убыр" благожелательно рассмотрен в обзоре Елены Зиновьевой:
"Это очень добрая, хотя и страшная сказка. На стыке по-современному динамичного действа и древней, казалось бы, забытой культуры происходит инициация подростка, который осознает, что можно преодолеть все, если перестать бояться и верить в свои силы".
А блок полноценных рецензий в номере отдан студентам СПбГУ (специальность «Критика и литературное редактирование»), которые написали отзывы на несколько книг 14+. Набор причудливый: Эко-Карми, Жвалевский-Пастернак, Евдокимова, Измайлов. Очень толковые и душевные тексты. Старику Измайлову вообще повезло - Юлия Березкина компетентно проанализировала особенности как текста, так и его восприятия.
"Переход от безнадежного саспенса крипипасты к основному сюжету достаточно резок, и даже великолепный язык, ловко меняющийся от подросткового почти жаргона в «бытовых» ситуациях к образному, сплошному потоку в моменты страха, размышлений или снов, не делает его менее заметным. Действие повернуло на полном ходу. Этим, кстати, обусловлен ряд разочарованных отзывов на лайвлибе, фантлабе и других площадках — те, кто ждал от «Убыра» завершения ужаса крипи, старательно выстраиваемого первые пятьдесят страниц, в итоге его не нашли: роман оказался о другом."
Старик растроган.