November 20th, 2013

bsm

Прислуживаться долго

Портал "Госуслуги" постучался ко мне в телефон и в почту, чтобы сообщить следующее:
"20.11.2013 13:09
ПОСТУПИЛА ИНФОРМАЦИЯ ОБ УПЛАТЕ ШТРАФА ЗА НАРУШЕНИЕ ПДД
Уважаемый Пользователь портала "Госуслуги"!
Информируем Вас, что в Госавтоинспекцию поступили сведения об уплате наложенного в отношении Вас административного штрафа от 2012-10-29 N 77ФА0734910. Подробности в личном кабинете портала госуслуг."


Электрическому правительству понадобился всего год с небольшим, чтобы заметить факт уплаты отдельного штрафа отдельным гражданином. Я щитаю, это победа.
bsm

Без меня тебе, любимый мой

Я, как и многие друзья, знакомые и коллеги, получил "приглашение (персональное) принять участие в работе Российского Литературного Собрания в Москве 21 ноября 2013 года". Я, в отличие от многих друзей, знакомых и коллег, литературно собираться не намерен.
Не только потому, что не считаю родственные связи достаточным обоснованием литературного, политического и любого другого авторитета (письмо подписано родственниками семи русских классиков). Не только потому, что с сомнением отношусь к литорганизаторам, не способным избежать ошибок в коротком тексте ("Первая часть Собрание пройдет"). И не только потому, что спотыкаюсь о первые же строки воззвания: "Во все времена, начиная от новгородских берестяных грамот и Слова о Полку Игореве, во все исторические эпохи литература играла особую роль в жизни России" - по мне, так особая роль письменности на российской территории обозначилась сильно раньше - например, в орхоно-енисейскую эпоху.
Существенней другое - я не верю в способность полутысячи или там тысячи незнакомых и набранных почти по случайному принципу людей (в адресной строке письма значились еще полсотни получателей, ворохом высыпанные из какой-то странной базы - литераторы, журналисты, библиотекари, продавцы книг и кто только не) договориться о чем бы то ни было или хотя бы понять друг друга - и тем более выйти на конструктив. Формат встречи предусматривает полуторачасовую работу в восьми секциях, а затем трехчасовое пленарное заседание, "на котором планируются выступления по темам обсуждения в секциях и принятие итогового документа (обращения) Собрания".
Я не сомневаюсь, что итоговый документ уже составлен и обжалованию не подлежит.
Таким образом, мое участие в литсобрании автоматом превращает меня в соавтора обращения к кому-то с каким-то предложением или просьбой. При том, что я не намерен ни к кому ни с чем обращаться, тем более просить, тем более коллективно. А придется.
Не придется. Нейду.
Герой моей дебютной книжки говорил: "Мне, уж простите, дамы, как-то впадлу подмахивать, когда не меня любят." В данном вопросе я с героем согласен.
Тем более, что я более-менее представляю себе, кого и о чем предполагается просить. И более-менее представляю себе, кому это может быть интересно: определенной категории профессиональных литераторов, культуртрегерам на жаловании и ответственным чиновникам. К названным категориям граждан я отношусь с холодным трепетом, но выступать в их кордебалете пока не готов.
Знакомым, друзьям и коллегам желаю удачи.