August 15th, 2013

bsm

"Дикая охота короля Стаха"

Владимир Короткевич

Конец 19 века, белорусское Полесье. Вольнолюбивый ученый из только народившейся породы фольклористов попадает в мрачный замок, юная хозяйка которого готовится скоропостижно прервать историю древнего шляхетского рода в связи с общим нездоровьем и обострившимся родовым проклятьем. Под стенами замка все активней топочет конница призраков, наводящая ужас на всех, кроме пришлого этнографа, который бросается на защиту сперва естественной картины мира, потом справедливости, потом любви.

Тридцать лет назад "Дикая охота" была вполне культовым явлением - и сама по себе, и как основа громкого фильма. Оба культурных явления прошли мимо меня, теперь половину наверстал.
Оказалось, очень годная книга - и как готический роман, и как наш ответ "Собаке Баскервилей", и как народно-освободительная ода. Даже перебор пафоса и поэтической ярости воспринимается как примета жанра, а не места и времени написания.
Заодно мне стал чуть понятней феномен популярности ансамбля "Золотое кольцо". Его главный хиток про напилась я пьяна, оказывается, сперва был мощно процитирован в "Дикой охоте" - вот и зашел в публику как родной.
bsm

"Канатоходец"

Десмонд Бэгли

Вполне обычный англичанин, проснувшись с утречка, обнаруживает, что находится не дома, а в норвежской гостинице, совершенно не помнит последних дней, а из зеркала на него смотрит абсолютный незнакомец, на незнакомое же имя которого и выписаны рассованные по карманам документы. И никто кругом герою не верит, зато многие чего-то от него хотят, при этом метко стреляют.

Бэгли я открыл с подачи roman_shmarakov, с его же подачи нашел "Канатоходца" - и снова не пожалел. На сей раз детективная интрига в наличии, и вообще текст более английский-шпионский-традиционный, привет Маклину с Дейтоном - но закручено все здорово.
Будем продолжать.
bsm

"Мифы, сновидения, мистерии"

Мирча Элиаде

Элиаде - классик и гуру этнографии и антропологии. Раньше я его не читал, первым знакомством малость обескуражен. "Мифы, сновидения, мистерии" довольно неаккуратная и разлапистая книга, сборник разноразмерных эссе, построенных на чудовищном количестве странно подобранных и осмысленных источников. Автор то и дело увлекается отдельными темами типа полетов в мифах и принимается гнать связанные с этим концепции просто-таки авторскими листами, чтобы в итоге плюнуть, забыть и переключиться на перечисление тезисов через запятую. Отдельной жемчужиной, которой я непременно намерен пользоваться в личном обиходе, является фраза "На основании доводов, которые мы не можем здесь изложить, эта гипотеза не кажется нам хорошо обоснованной".
Впрочем, половина моих претензий снимается давностью написания книжки, другая половина - богатством пусть и однобоко подогнанной фактуры.
Несколько цитат для памяти:

"Адептов стегают плетью из шкуры пантеры, а затем привязывают к горизонтальному шесту, расположенному примерно в ярде от земли — нам говорят, что «именно в ходе этого обряда многих неофитов охватывает страх и они делают отчаянные попытки бежать». Из приведенного описания трудно понять причину ужаса, и это вызывает подозрения, что к этому имеет отношение другой, более страшный обряд, который этнологам не удалось пронаблюдать."

"Сейчас существуют доказательства наличия человеческих жертвоприношений почти во всех земледельческих религиях, хотя такие жертвоприношения в большинстве случаев стали лишь символическими."

"При этом неофиты подражают поведению привидения: они не пользуются во время еды руками, а берут пищу прямо зубами, как и полагается душам умерших".

"Давайте вспомним, как мучили дьяволы св. Антония. Его поднимали в воздух, душили под землей, истязали его плоть, выворачивали конечности и резали на куски. Христианское учение называет эти пытки «искушением св. Антония» — и действительно, до некоторой степени это искушение приравнивается к испытаниям посвящения. Победно выстояв все эти испытания — то есть не поддавшись всем этим «искушениям» — монах Антоний становится святым. Другими словами, он «убивает» того непосвященного человека, каким он был, и снова возвращается к жизни другим, возрожденным человеком, святым. Но с не-христианской точки зрения это также означает, что демоны добились своей цели, которая и заключалась в том, чтобы «убить» непосвященного человека и дать ему возможность возродиться."

"Молодые женщины до некоторой степени наслаждаются добрачной свободой, и встречи с юношами происходят в том доме, где проводятся собрания для прядения. Этот обычай еще был известен в России начала девятнадцатого века "