April 19th, 2013

bsm

Amazon пришел

"Крупнейший в мире интернет-магазин Amazon (оборот в 2012 году составил $61 млрд) открывает представительство в России, сообщили Forbes несколько источников на издательском рынке. Возглавит представительство Аркадий Витрук. До лета 2012 года он занимал пост генерального директора издательской группы «Азбука-Аттикус», принадлежащей Александру Мамуту (№45 российского списка Forbes, состояние $2,3 млрд).
Витрук официально назначение не подтвердил, но порекомендовал обратиться за комментарием к PR-директору Amazon Беатрис Декодун, добавив, что с ее разрешения может дать интервью. Декодун от общения отказалась, пояснив, что ничего по поводу бизнеса в России сказать не может. По информации источников Forbes, Витрук сейчас принимает участие в консультациях с руководством компании. В реестре Роспатента находятся заявки от Amazon на регистрацию товарного знака по категориям хранение и доставка товаров, упаковка товаров для последующей транспортировки, электронное хранение текстов, аудиовизуальных произведений, файлов, печать изданий и книг."
http://www.forbes.ru/kompanii/potrebitelskii-rynok/237640-amazon-prishel-v-rossiyu
bsm

Важнейшим из искусств для нас является

Как всякий порядочный фанат Крапивина я попутно фанател еще и по картинкам Стерлиговой и Медведева, которыми сопровождались публикации в журналах "Уральский следопыт" и "Пионер" (и были эти иллюстрации сильно круче книжных). Медведев, правда, нравился с оговорками, касающимися латентного кубизма и слащавости деталей. Но иллюстрации к "Журавленку и молниям" выглядели просто здорово - особенно после картинок другого художника (не помню фамилии), отрисовывавшего первый блок романа. Но именно эти иллюстрации заставили меня Евгения Медведева резко разлюбить. Конкретно эта:


Виноват, конечно, лично Владислав Крапивин. Который ровно в том же романе несколько номеров спустя нашел место такому диалогу:
"– Да… все то же… – горько сказала Иринка, и Журка вдруг подумал, что ее голос очень похож на голос Веры Вячеславовны. – Опять у него с выставкой… Совсем уже назначили, а теперь переносят на будущий год… Ну, он расстроился. Сидит, ругает киношников. Если уж он начал про киношников, значит, не до работы ему. Как бы опять сердце не заболело. Зимой и так целый месяц в больнице лежал…
– А что за киношники? – скованно спросил Журка.
– Так он их называет… двух своих врагов. Он говорит, что они свои картины с экрана срисовывают.
– Прямо в кино? – удивился Журка.
– Нет. Возьмут киножурнал, где строители или сталевары показаны, выберут подходящий кадр – и у себя в мастерской на экран через фильмоскоп. А потом обводят, раскрашивают. Раз, два – и картина готова. Можно хоть во всю стену…
– Разве так бывает? – недоверчиво сказал Журка.
– Значит, бывает…"


Так вот. Ромка на черно-белом фотопортрете у верхней кромки приведенной иллюстрации - это вообще-то последний кадр художественного фильма про детство Гагарина.