January 22nd, 2013

bsm

А по-русски маслохлеб

Наконец-то передовик Свободистично-народовластного движения, посланный Госдумы, многократный соискатель должности впередсидящего страны Владимир Волкович выступил против опостылевшего засилья иностранных слов.
bsm

Гарри Поттер и проваленный конкурс

Великолепная переводчица Екатерина Доброхотова-Майкова рассказала в комментариях к своей колонке в "Лаборатории фантастики" примечательную и много объясняющую байку «Как я однажды чуть не стала переводчиком Гарри Поттера» - и разрешила вынести ее за пределы сайта ("со всеми оговорками, что это байка").
Тема переводов "Гарри Поттера" в свое время оказалась для меня актуальной - поэтому оговариваюсь и выношу.

"Это лучше бы рассказывать в лицах со вставными новеллами, но коротко примерно так (я могу где-нибудь что-нибудь напутать, так что считайте, что перед каждой второй фразой стоит «вроде бы»).
Издательство «Росмэн», понимая, что книга очень важная, подошла к делу серьезно: объявило конкурс. Т.е. все желающие переводчики сделали пробный кусок, а издательство выбрало лучшего. Я в то же время переводила для «Росмэна» книгу про грибы и тоже принесла пробу (не ГП, разумеется, а этих самых грибов). И вот три милейших девушки-редактора, очень старательные, изучают мою пробу и не знают, что с ней делать — на что обратить внимание, как по ней понять, годный я переводчик или нет. Ну видимо вот так же они смотрели пробы ГП. Выбрали ту, где интереснее всего была сделана речь Хагрида. А дело в том, что талантливые начинающие переводчики как раз сложные задачи решают лучше простых: каламбуры там сочинить, яркую речь изобразить и все такое. Оранский явно талантливый, только он, кажется, книг раньше не переводил, то есть с ним в таком случае надо было плотно работать, причем опытному редактору, знающему именно специфику перевода с английского.
После выхода книги произошел скандал. Они тут же исправились: стали искать профессионального переводчика, который к тому же согласится сделать быстро. Нашли Литвинову. Литвинова – хороший переводчик и замечательный педагог, я у нее некоторое время училась и очень ей благодарна. Только она к тому времени давно не переводила вообще – видимо, профессиональное выгорание, это бывает. А вот с учениками она коллективно переводила. Для тех лет это не была какая-то особенная халтура, на общем фоне под надзором Литвиновой получалось приличнее среднего. Когда я у нее училась, переводили какой-то сериал про девочек для «Вагриуса». Соответственно «Росмэну» она, видимо, предложила этот же вариант – никто просто не просчитал, что время для таких вещей уже прошло, и пристального внимания такой перевод не выдержит.
Новый скандал. Они решили не повторять старых ошибок, но по-прежнему хотели очень быстро: с минимальным отрывом от сетевых переводов. Поэтому решили пригласить самых великих переводчиков – и разделить между ними. Дальнейший эпизод я знаю со слов Трауберг, но передать ее речь мне слабо, так что только суть. Ей позвонили и предложили переводить ГП. Она очень обрадовалась, потому что ГП нежно полюбила еще до того, как о нем узнали в России. Они назвали срок, она сказала, что сама так быстро не может, но согласилась бы делать вместе с двумя коллегами – своими ученицами. Отлично, ответили ей, половину книги нам будет делать Голышев, половину – вы с ученицами. Подождите, сказала она, это же невозможно, у нас с Голышевым получатся две разные книги. На другом конце провода очень удивились, то есть, кажется, даже не поняли, о чем это. Потом она позвонила мне и виноватым детским голоском сказала, что отказалась, не спросив меня и другую девушку, которую собиралась привлечь, и может это нехорошо, но чтобы мы ее простили, потому что она при всем уважении к Голышеву и любви к ГП не может так работать.
Дальнейшее все знают: делали прекрасные переводчики в темпе, в котором работать невозможно: по десять, что ли, листов в месяц, если не больше. Кто-то из них не скрывал, что соглашается ради денег, чтобы потом на заработанное спокойно переводить любимое за гроши, кто-то, как Майя Лахути, взялся из любви к книге. Получилось – как могло получиться при таких сроках. Ну и плюс еще на каждом следующем этапе переводчики были связаны решениями предшественников. Такая вот загогулина ((("
bsm

"Чуть свет, с собакою вдвоем"

Кейт Аткинсон

Йоркшир, наши дни. Милая сожранная Альцгеймером старушка-актриса каждые пять минут судорожно пытается вспомнить, на каком свете находится - и тут же вляпывается в очередную мелкую неприятность. Суровая толстуха из службы охраны супермаркета судорожно пытается забыть кошмарные события полицейской юности - и неожиданно для себя покупает дочку соседской наркоши. А Джексон Броуди, бывший военный, полицейский, нувориш и муж, а ныне растерянный неудачник и немножко сыщик, вяло, но все равно судорожно пытается разобраться с происхождением австралийской клиентки - и с методами содержания отбитой у незнакомого жлоба собачки.

К четвертой книге Аткинсон то ли притомилась, то ли решила не париться с формальными поводами. Цикл "Джексон Броуди" считается детективным, однако широкая международная общественность ценит его не за несомненную розыскную интригу, а за изящный стиль, едкий слог и изощренное бытописательство, по которому школяры лет через сорок будут изучать жизнь Объединенного Королевства. Ну и пущай этого будет побольше, а всяких ОРМ поменьше, решила, видимо, автор. И была пожалуй что права. Броуди вроде бы занят кучей дел: ведет текущее расследование, тоскует по дочке, копает в сторону сынишки, ищет мошенницу-жену, упихивает в рюкзачок собачку, которая покорно упихивается, а сама, как сказал бы БГ, глядит на него глазами, дерется и трудно копошится в мусорном баке, - но на самом деле катается, как бильярдный шар, от стенки к стенке, и никто его, бедного, не приголубит и не зашлет от борта в лузу.
Анастасия Грызунова предлагала назвать свой перевод (близкий к гениальному, между прочим) "С утра пораньше, пес со мной" – и это было бы не только остроумно, но и очень точно. И честно к тому же. Подкачанный, решительный и брутальный Броуди не может совершить ничего путного – разве что дюлей такому же подкачанному накинуть. Самая испуганная тетка разведет решительного-брутального как ребенка, а самая безмозглая старушка одним неловким движением рассечет узел, который должны был прихватить и удушить половину очень симпатичных героев.
Аткинсон чем дальше, тем меньше скрывает, что смотрит на нечесаную мужскую часть мира со снисходительным женским превосходством - не в смысле феминизма и прочего аболиционизма, а в смысле "а жена шея" - хотя по этой шее и прилетает постоянно.
Ей - можно.
bsm

"Караван в Ваккарес"

Алистер Маклин

По жаркой провинциальной Франции ползет собравшийся со всей Европы цыганский караван - вперемешку джипы, кибитки, жилетки, усы, кинжалы и зловещие тайны. А вокруг с крайне независимым видом шныряет пара джентльменов, в которых ничто не выдает агентов английской разведки, кроме острого языка, осанки, пристрастия к боксу и факта вписанности в роман Алистера Маклина.

Я полюбил Маклина в ранней юности, прочитав подряд "Пушки Наварона", "Крейсер "Улисс"" и "Ключом был страх". Все книжки были страшно захватывающими, и все - довольно разными. Дальше было грустнее: каждый следующий роман любовь не убивал, но чуть подстужал: он заметно походил на предыдущие, что искупалось изобретательностью и здоровым цинизмом автора. И тут пришел караван в Ваккарес, представляющий собой трэш и угар, которому даже содомия не нужна.
Кабы автор был другим, я бы задорно похихикал и похвалил талант пародиста, не упустившего ни одного штампа из маклинова рукава. Но как роман Алистера Маклина книга выглядит абсолютно бессовестной и довольно беспомощной попыткой прокатиться на давно сгнившей банановой шкурке.
Честь и хвала автору, который умудрился кататься на этой шкурке еще полтора десятка лет. Но я лучше сойду.