November 16th, 2011

bsm

Никогда не станет отцом

Вспомнилось чо-то.
Я переехал в Москву в ноябре, а семью и прочую обстановку перевез в ночь на 30 декабря 2003 года. Новый год, понятно, был встречен в коробках и на полусобранных каркасах, и лишь к четвертому дню на новом месте мы созрели для того, чтобы показать без-трех-дней-трехлетней дочке Москву (где был сын, ума не приложу - дрых, поди). Далеко ходить не пришлось.
На пустынную (утром-то после первого января) троллейбусную остановку мы вышли одновременно с парой сумрачных (утром-то после первого января) девиц. Дочь радостно вертела щеками по сторонам, вполголоса перечисляя столичные артефакты, мы с супругой осваивали фирменную московскую тему погоды и непогоды, а одна из девиц, тоскливо поежившись, достала пачку сигарет.
Дочка сделала стойку, уставившись на чудо распахнутыми глазами.
Девица закурила.
- Мама, матъи! - рявкнула дочь восторженным шепотом, раскатившимся по пустынному (утром-то после первого января) Таганскому району. - Тетя куит!
Тетя нервно зыркнула на комбинезон с щеками и затянулась. Вторая тетя заинтересованно повернулась в нашу сторону. Я хмыкнул и отвернулся, супруга, сдерживая хмыканье, зашептала дочке насчет потише и такое бывает.
- Тетя куит, фу! - еще громче возопила дочь, впадая в состояние химически чистого восторга. - Тетя пяния!
Тетя, пряча сигарету, юркнула за павильон, вторая тетя, рыдая, упала следом. Мы с женой рухнули с противоположной стороны, надеясь, что нас не слышно. Дочь бродила вокруг еще с полминуты, осторожно заглядывая за угол и возвращаясь, чтобы выкрикнуть: "Тетя пяния, фу, да, мама?" и "Папа, матъи, пяния тетя куит!"
Не помню, кто бежал первым - мы или девицы. Вроде одновременно.
Но всякий может догадаться, что мы с супругой бормочем, встречая очередную курящую женщину.