March 31st, 2011

bsm

«Человек в проходном дворе»

Дмитрий Тарасенков

В балтийском городке убит немолодой курортник. Через пару дней его койку в гостинице занимает московский студентик, обаяшка и разгильдяй – а на самом деле оперативник отдела КГБ, занимающегося поиском нацистских преступников. Потому что курортник, оказывается, как-то связан с агентом гестапо, сдавшим партизанское подполье – а смертельный удар был профессионально нанесен эсэсовским кастетом.

В юности трехсерийная экранизация «Человека…» на меня особого впечатления не произвела – вялая, гулкая и Корольков в главной роли (ею, говорят, и прославился). Чуть позже я купил в букинисте самоделку из переплетенных журнальных выдирок – и там была собственно повесть Тарасенкова из «Юности» 1969 года. Текст мне понравился чрезвычайно. Я заинтересовался автором, поискал еще чего из-под того же пера, не нашел и позабыл.
А давеча решил погрузиться в шпионскую пучину и принялся изучать вопрос с незнакомой стороны. Прочитал несколько образцов советского трэша, переизданных в рамках проекта «Атлантида» (Овалов, конечно, Михайлов, кто-то еще). Похихикал, решил поискать чего посвежее. Вспомнил, что в той же юности был очарован «Меморандумом Квиллера» Адама Холла, а у него как раз мильен продолжений. Ну и для кучи познакомился с Кеном Фоллеттом, который повсесердно утвержден и все такое.
Фоллетт оказался дрянским: «Обратный отсчет» (2000), тупущий набор шаблонов про советских шпионов, решивших подзорвать первый американский спутник в момент запуска.
Холл - миленьким, но глупым: «Девятая директива» (1966) притворялась прямым продолжением «Меморандума» (1965), сохранила чеканность формы, но содержание поменяла на винегрет из бессмысленных судорог (безоружный спецагент, прибывший в Бангкок для идиотской контртеррористической акции, прыгает в лимузин к киллеру и всю следующую главу смотрит в дуло, размышляя, как же так получилось).
Но я решил не унывать, потому что вспомнил про Тарасенкова. Скудость его библиографии объяснилась стандартным способом: товарищ в 78-м свалил и до сих пор работает на радио «Свобода». Пришлось перечитывать «Человека в проходном дворе».
Перечитал с удовольствием. Очень крепкий, неплоский, исторически и социально обусловленный, к тому же ухвативший дух эпохи триллер - даже на фоне советского контрразведывательного ренессанса конца 60-х. Жаль, что больше Тарасенков ничего не написал. Еще жальче, что в целом тема аксеновских, если не гайдаевских, мальчиков в невидимых погонах так и не получила массированного развития. Было бы крайне забавно.
Осталось понять, были ли у околооттепельной «Юности» достойные авторы, не оформившие звездный билет подальше от затоваренной бочкотары.
bsm

Нехватка литературных талантов компенсировалась привлечением профессиональных литераторов

Пока писал предыдущий пост, обнаружил чудесноэ:

"Шестидесятые годы характеризуются также и приходом в литературу большого количества писателей из числа чекистов-ветеранов. Причем, если ряд из них описывали в основном разведывательно-диверсионную деятельность во время войны (Медведев, Лукин, Прудников), то другие (Востоков, Зотов, Прудников) положили в основу своих повестей разработки и реализации послевоенных десятилетий (хотя временами и сильно переложенные и измененные до неузнаваемости). Нехватка литературных талантов компенсировалась привлечением к соавторству профессиональных литераторов (Шмелев, Леров, Шахмагонов), на что многие литераторы шли с охотой и удовольствием, так как дружба с чекистами оборачивалась в те годы многочисленными преференциями. В итоге возникли такие творческие связки как Зотов-Зубов-Леров, Востоков-Шмелев и другие".
http://daily.sec.ru/publication.cfm?rid=15&pid=6101

Для справки:
Владимир Владимирович Востоков
(настоящая фамилия — Петроченков) (1915 —?) — советский писатель в жанре детектива, бывший чекист. После выхода в отставку занялся литературной деятельностью под псевдонимом «Востоков». Наибольшую известность получила серия книг и киносценариев о советском разведчике Зарокове-Тульеве, написанных Востоковым в соавторстве с Олегом Шмелевым.

Олег Михайлович Грибанов (литературный псевдоним — Олег Шмелев) (1915 — 1992) — кадровый чекист, генерал-лейтенант, писатель. С апреля 1956 — начальник 2-го Главного управления Комитета государственной безопасности (контрразведка). Под его руководством контрразведка массированно внедрила подслушивающие устройства в посольства США и Великобритании в Москве, завербовала посла Франции в СССР Дежана (1956), разоблачила Петра Попова — первого агента ЦРУ в советской военной разведке (1959) - и Олега Пеньковского (1961—1962). В мае 1964 года, после побега на Запад заместителя начальника 7-го отдела контрразведки Юрия Носенко Грибанов снят с должности, годом позже исключен из КПСС и лишен звания «Почетный сотрудник госбезопасности».
Профессиональный литератор Олег Шмелев родился два года спустя.