September 29th, 2008

bsm

Умер Владимир Михайлов

"Владимир Михайлов – старейший и тишайший фантаст, более многих имеющий право рассуждать о войне, мире и ксенофобии (несколько лет разминировал послевоенные прибалтийские леса). «Капитан Ульдемир» был силен и свеж, и не только для 70-х – что доказывается упорным клонированием сюжета молодыми авторами. Да и прочие довольно лиричные повести, если приноровиться к многословному стилю, выглядели очень симпатичными, как и памфлетный «Вариант И» (по понятным причинам). Дальше стало хуже, книги нового века читать тяжело и совсем необязательно, хотя вроде бы все при них – все динамично, рассудительно, кружевно и с легкой усмешкой."
Это я написал пару месяцев назад в отзыве на сборники "Убить Чужого"-"Спасти Чужого".
Вроде отрекаться не от чего, но все равно немножко стыдно.
Ладно, еще пару слов.
Удивительно, что человек с таким боевым прошлым (насаждение советской власти в Прибалтике было предприятием немногим веселее саперских штудий) всю жизнь сохранял такое ироничное спокойствие - и в жизни, и в книгах. Еще удивительное, что именно в этой стилистике были написаны как минимум две книги, перепахавшие очень многих отечественных авторов.
Много ли удастся в течение полуминуты насчитать книг, построенных на переброске представителей разнообразных времен и народов, от пещерного человека до шарфюрера, в одинаково неведомое место-время? Штук двадцать, правильно - начиная с "Града обреченного" Стругацких. Но начинать надо с Михайлова, который еще в 1976 году умудрился опубликовать повесть с таким сюжетом, с представителем вермахта в качестве одного из не самых отрицательных героев, да и еще с библейской строкой в названии. Эта традиция прошла через все повести цикла "Капитан Ульдемир". И одну из таких строк, "Тогда придите и рассудим", можно считать девизом Владимира Михайлова.
А много ли удастся насчитать книг, построенных на принятии россиянами не самого распространенного исповедания - например, ислама? Тоже штук пять наберется. И начинать следует тоже с Михайлова (если не считать давней лютой и счастливо забытой юморески Михаила Успенского про аятоллу всея Руси), который, в отличие от последователей, не глумился, а набрасывал на острый сюжет добросовестные обоснования.
Этим стремлением разобраться и указать выход отличались и приключенческие, и космонавтские, и самые лиричные и горькие повести Михайлова, в том числе "Дверь с той стороны" и "Стебелек и два листа" - не говоря уж о мемуарах, что по нынешним временам вообще дикость.
Вот этого - спокойствия, иронии и рассудительности при остром сюжете - очень не хватает современной литературе.
Теперь не будет хватать совсем отчаянно.
Светлая память, Владимир Дмитриевич.
bsm

Лабораторное обследование Королятника

Сайт "Лаборатория фантастики" рассказал всю правду об авторе «Школы мудрых правителей или Истории Королятника» Павле Калмыкове.
http://fantlab.ru/autor5000

Это, кстати, тоже правда: "В ближайшее время ожидается переиздание «Школы мудрых правителей», а кроме того, выйдут две новые повести автора, с фрагментами из которых можно познакомиться в сети."
bsm

Carmageddomsk

Такое название придумала супруга для этой новости:
"В воскресенье на охраняемом переезде перегона Черлак-Иртышское Омского отделения Западно-Сибирской железной дороги микроавтобус "Фольксваген-Каравелла", проскочив на запрещающий сигнал светофора, на полном ходу врезался в грузовой поезд, после чего частично разрушились пролетные строения моста и 21 вагон поезда упал в реку. Нетрезвый водитель автомобиля погиб на месте."