September 25th, 2008

bsm

"Братья Стругацкие"

Ант Скаландис

По ходу чтения 700-страничного тома я пух от раздражения, возмущения и злобы и успокаивался только одним соображением. Я предвкушал, как спокойно и аргументированно объясню всем, кому интересно, что принципиальные и где-то даже возведенные в культ непрофессионализм и инфантильность (Скаландис ими кичится) делают совершенно гнилым и жалким конечный продукт - при высоченном качестве исходников и несомненном трудолюбии автора. Я собирался напомнить, что литературная биография - это не совсем новеллизация телепередачи Первого канала о том, как интенсивно сожительствовал, много пил и трудно умирал известный писатель-актер-спортсмен. Я готовился объяснять на пальцах, что биографу глупо и даже подло объявлять: "А вот об этом эпизоде, сломавшем жизнь героя, мы умолчим", - и, цитируя документы, выбрасывать из них куски со словами "дальше следует совершенно несправедливый фрагмент, приводить который нет смысла" - и раз за разом заменять красивую грамотную речь очевидцев собственными стилизациями под "Огонек" времен Коротича (впрочем, это не стилизации - Скаландис до сих пор живет тем временем и тем стилем). Более того, я намеревался строго указать, насколько уровень текста Скаландиса по всем параметрам уступает уровню текста не только Стругацких, но практически всех процитированных писателей, врачей и собутыльников АБС - и в рамках этого указания собирался всласть и с выдумкой наприводить кусочков из Скаландиса. Предлагая, например, всем желающим догадаться, какой тезис должен последовать за скорбным предложением: "После смерти мужа она вообще не хотела жить, вплоть до того, что готова была выброситься с балкона" (я даже подсказал бы, что следующее предложение начинается с союза "А").
А вот сейчас дочитал - и передумал. Потому что Скаландис все сделал за меня. На последних страницах книги он дал слово Андрею Измайлову, который рассказал:
"...Какой-то молодой человек принес тяжеленную рукопись, а БН - технарь, он так не может: "Я не читал, но скажу", и он прочел, через две недели возвращает со словами: "Проделана большая работа". Молодой и так, и так: "Ну а вот это? А вот то?.." "Я же говорю: "Проделана большая работа". И все."
Поэтому смысл, уровень и значение книги Антона Скаландиса я могу прокомментировать тремя словами.
Проделана большая работа.
И все.