January 21st, 2008

bsm

Кому хороша, а кому ни шиша

Древний футбольный принцип "Если не забиваешь ты, забивают тебе" прекрасно работает в боксе - с легкой падежной поправкой: забивают не тебе, а тебя. Причем падежность бывает довольно размашистой. Это очень лишний раз доказал Роман Кармазин. Он девять раундов старательно и аккуратно рыл себе могилку, мерил гробик и отбирал веночек - ходил вразвалочку, держал руки в стороны и вообще довольно успешно изображал сентиментального боксера из известной песенки. Малоизвестному, но упорному Алексу Бунеме осталось только водрузить надгробный камень. Что он и сделал.
Все равно не верилось до последнего. Если бы я за полминуты до кармазинского нокаута трусливо не сунулся в интернет за результатами, лег бы вместе с экс-чемпионом - от сердечного приступа. Логика в такие минуты ховается, надеясь на чудо, везение и справедливость (должна же была отечественному болельщику вчерашняя чагаевская невнятность чем-то компенсироваться). Но Кармазин давно доказал, что он классный и местами великий боксер, но, скорее, невезучий, чем наоборот. Сегодня он похоронил свою карьеру, видимо, навсегда. Да, пример Роя Джонса, выступавшего следом, показывает, что вернуться в блестящую форму можно даже после трех страшных и унизительнейших поражений. Только Джонс - и гений безоговорочный, и везунчик, умеющий затаптывать память о себе как о куче рассыпанного по настилу и трудно хлопающего глазами хлама. А Кармазин - ни тот, ни другой.
Жалко.
bsm

Канареечка жалобно поет

Мим-группа "Лицедеи" сделала много хорошего, но мегахита у них три - "Асисяй", "Низя" и номер, который я до сегодняшнего дня назвать никак не мог. Тот, в котором три балбеса подпрыгивают (один не в такт) под ими же якобы исполняемую песенку со словами типа "Блюм-блюм-блюм канарик, чик-чик-чик...".
В один прекрасный момент детства я вдруг задумался: а что это за песня и что за язык? Вопрос ставил в тупик всех, а интернета тогда не было. В результате я вырос морально истощенным неучем. Но сегодня вдруг вспомнил. И оказалось, что Вселенная давно отдала разгадку, ответ найден и препарирован.
Песенку "Blue canary", изначально англоязычную, в 1953 году написал и исполнил американец итальянского происхождения Винченцо Фьорино. В Штатах песня в публику не зашла, зато триумфально поскакала по миру, в том числе социалистическому: наряду с испанским и японским возник немецкий вариант, который и был представлен советской грамзаписью отечественному потребителю не позднее 1960 года. Исполнила песенку ГДР-овская певица с типично восточнонемецким именем Инга Донцова (эта версия месяц назад переиздана "Мелодией" в сборнике с невероятным названием "Мир вокруг мужчины зимой").
А "Лицедеи", невесть где раскопавшие шедевр четверть века спустя, запускали итальянский вариант в исполнении, естественно, болгар Марии Косевой и Николы Томова: "Blue blue blue canary – tui, tui, tui - si perde l'eco. Se piangi o canti al tramontar – tui, tui - ripete il vento".
Подробности вот здесь:
http://bluecanary1.narod.ru/
http://sobesednik.goodforum.net/forum-f10/tema-t235-50.htm
bsm

Последняя книга Колупаева

Дублирую сообщение Юлия Буркина.
Роман Виктора Колупаева «Сократ Сибирских Афин»
В небольшом Томском издательстве, не имеющем выхода на книготорговые гиганты, маленьким тиражом (500 экземпляров) вышел последний, многие годы вынашиваемый замечательным фантастом Виктором Колупаевым, роман «Сократ Сибирских Афин». Это качественно изданный толстенный том в 600 страниц. Сам эту книгу я пока не читал, так как обладателем ее стал только сегодня. Но, думаю, это хорошо.
Вдова писателя Валентина Александровна и дочь Ольга Викторовна хотели бы, чтобы эта изначально раритетная книга попала «в хорошие руки» и готовы выслать ее наложенным платежом по отпускно цене издательства (200 рублей). С этой просьбой можно обратиться к Ольге Колупаевой по майлу olviko2003@mail.ru.
Просьба к френдам: продублируйте, пожалуйста, это сообщение у себя: надо помочь в хорошем деле.

http://burkin.livejournal.com/53550.html

От себя: Колупаев - это вообще-то крупнейший, умный и умелый сибирский фантаст 70-х, которому последние десятилетия катастрофически не везло с издателями.